Это должен знать каждый…!!! Информационная война…, Цели, задачи и центры…Вторая часть

Это должен знать каждый…!!! Информационная война…, Цели, задачи и центры…Вторая часть

Наступление на Донбассе – цель оправдывает средства
Нацистский шабаш у особняка Медведчука
Медведчук : желание Киева вступить в НАТО абсурдное и бесперспективное

Психология помогает организаторам ПсО выявлять наиболее слабые звенья в морально- психологическом состоянии противника и научно обоснованно строить тактику психологического давления на него.

Она рекомендует широко использовать в этих целях :

-национальные, социальные, религиозные противоречия, трудности, с которыми сталкиваются войска противника ( голод, холод, плохое материально-техническое обеспечение и др.); 
-распространять слухи и дезинформацию о значительном превосходстве своих войск, больших потерях противника, различии интересов и целей разных категорий военнослужащих; активно работать с военнопленными и др.

Выводы психологии активно используются для придания распространяемой информации свойства легкой и быстрой усваиваемости, «просачиваемости» в бессознательное человека.

Это достигается путем эксплуатации закономерностей человеческого восприятия, так называемых “эффектов “.

Среди них хорошо изученным на сегодняшний день являются:

-эффект первичности, 
-эффект авторитета, 
-эффект «голос пророка»; 
-эффект повторения; 
-эффекты возложения ответственности и др.

Эффект первичности . Специалисты ПсО исходят из того, что первое сообщение о каком-либо событии оказывает более сильное воздействие, чем последующие. Оно как бы создает своеобразную установку, формирует отношение человека к происходящему. Другая информация, в этом случае, будет воспринята лишь тогда, когда удастся изменить сформировавшуюся позицию человека, что существенно сложнее. В последствии, источник информации, первым сообщивший о том или ином факте будет оцениваться как более предпочтительный. Поэтому важным принципом ПсО является оперативность информирования объектов воздействия о текущих событиях, изменении обстановки и др.

Эффект авторитета . В психологии хорошо известно, что чем авторитетнее источник информации, тем больше сила ее внушающего воздействия на людей. Учитывая это, практики ПсО стремятся создать для своих источников информационно- психологического воздействия имидж особой осведомленности, объективности и независимости.

Это достигается передачей достоверных сведений, хорошо известных, легко проверяемых ( например, потери воинских частей, фамилии командиров, названия городов, улиц, номеров домов и др. ), привлечением мнений экспертов, свидетелей, документальных данных, использованием самокритики и др.

Эффект «голос пророка» . Доказано, что авторитет источника информационно- психологического воздействия существенно возрастает, если он обладает высокими прогностическими свойствами. Поэтому при осуществлении ПсО западные специалисты конструируют информацию таким образом, что изложенные в ней факты воспринимаются как ранее ими предсказанные. При этом используются закономерности ассоциаций по смежности, подобию, контрасту, временной и пространственной близости.

Эффект повторения . Основывается на закономерностях запоминания человеком информации. Психологический механизм многократного повторения действует на основе принудительного привлечения внимания, подсознательного восприятия предлагаемой информации, существенного сужения сознания человека в экстремальной обстановке. В боевых условиях человек меньше задумывается над значением отдельных слов и формулировок. Психологами выработаны рекомендации как избежать явной назойливости для недопущения апатии и безразличия при многократном предъявлении информации. Считается, что целесообразно передавать одно и то же сообщение трижды: в кратком изложении, полном и снова в кратком. Затем, при необходимости, эта же информация может быть преподнесена в другой форме ( новости, аналитический обзор, интервью, панорама и д. р.). При этом соблюдается установка на первоочередное воздействие на чувства и состояние людей.

Эффект возложения ответственности. Основывается на том, что человек склонен воспринимать успешное и неуспешное развитие событий в категориях ответственности. При этом, он приписывает причины успеха себе самому, а ответственность возлагает на других людей. Поэтому специалисты ПсО при воздействии на людей стремятся связать любые трудности и препятствия, неудачи с конкретными объектами ( конкретные лица, политические партии, организации, правительственные круги, законодательство, моральные и этические нормы и др. ). Как правило выбирается ограниченное число таких объектов и на них настойчиво направляется ненависть людей.

РЕКЛАМА

Планируя и осуществляя ПсО , западные специалисты опираются на данные психологии о специфике работы органов чувств человека.

Считается, что деморализующее воздействие сильнее тогда, когда реализуется одновременно через несколько анализаторов (зрительный, слуховой, кинестетический,), а также на субсенсорном уровне.

При этом используются самые разнообразные приемы.

В уже упоминавшемся полевом уставе армии США «Психологические операции» описываются следующие приемы:

-утверждение, 
-неодобрение, 
-демагогия, 
-«дорогие слова», 
-лозунги, цитирование, 
-доказательства со ссылкой на официальные и персональные заявления,
-неопределенность, 
-рациональность, 
-простота, 
-подмена ответственности, 
-выбор «наименьшего зла», 
-компрометация, 
-подмена фамилий, 
-навешивание ярлыков, 
-использование мышления и привычек простых людей, 
-просторечный язык, 
-диалект и др.

Уже только перечисление свидетельствует о том, что специалисты ПсО владеют достаточным арсеналом приемов воздействия на умы, настроения и поведения людей.

Силы и средства ПсО

Выполнение задач по психологическому воздействию на противника возложено на специальные части и подразделения ПсО (группы, батальоны, роты), находящиеся в непосредственном подчинении командования специальных операций США (Форт-Брэгг, штат Сев. Каролина), которое, в свою очередь, входит в состав объединенного командования специальных операций ВС США.

Главный потенциал ПсО сосредоточен в сухопутных войсках.

Его ядро составляет 4-я группа ПсО, состоящая из 4-х батальонов ПсО (1, 6, 8 и 9-го) и батальона подготовки и выпуска пропагандистских материалов, численностью свыше 900 человек.

Кроме этого, в организованном резерве находятся штабы еще трех групп ПсО (2-ой, 5-ой, 7-ой), 9-ти батальонов, 22-х рот ПсО и около 40 батальонов по работе с гражданским населением.

В военное время в сухопутных войсках действуют группы ПсО общей и непосредственной поддержки.

Группы общей поддержки состоят из батальона общей поддержки, батальона по работе с военнопленными, батальона консолидирующей пропаганды.

Батальон общей поддержки (272 чел.) осуществляет ПсО стратегического уровня на ТВД.

Он состоит из подразделений: разведки; разработки информационно-психологических материалов; тяжелой, средней и легкой типографий; звуковещательных станций; радиостанций.

Возможности батальона позволяют издавать до 28 млн. листовок в сутки, вести радиовещание на СВ- и КВ-диапазонах в радиусе до 150 км., готовить радиопрограммы общей длительностью звучания до 8 часов, осуществлять плотное звуковещание на больших площадях.

Батальон консолидирующей пропаганды включает радио- и телевизионную редакции, подразделения эксплуатации местных стационарных радиосетей, телестанций и кинотеатров.

Группа непосредственной поддержки предназначена для обеспечения тактических и оперативных задач, решаемых войсками.

Она включает батальоны и роты непосредственной поддержки.

Батальон предназначен для поддержки боевых действий армейского корпуса и состоит из штаба, подразделений обеспечения и 2-5 рот непосредственной поддержки. Численность батальона – от 260 до 533 человек.

Рота непосредственной поддержки (88 чел.) предназначена для обеспечения боевых действий дивизии, бригады. При ведении боевых действий рота действует в боевых порядках войск. Структура группы показана на рис.1.

Организационно-штатная структура названных подразделений не постоянна, она строится по модульному принципу.

В зависимости от поставленных задач создаются соответствующие команды ПсО.

В такие команды могут входить специалисты по иностранным языкам и культуре, разведке, журналистике, полиграфии, связи, фотографии, психологии, рекламе и др.

Подавляющее большинство из них проходит обучение в Центре специальных методов войны им. Дж. Кеннеди в Форт-Брэгге,


лингвистическом институте и школе подготовки специалистов средств массовой информации МО США.

В распоряжении органов ПсО находятся самые современные средства, позволяющие осуществлять целенаправленное влияние на общественное мнение, сознание, подсознание, поступки людей, их психическое состояние, чувства и здоровье.

Внимательное, заинтересованное изучение всей совокупности этих средств позволяет сделать вывод о том, что сегодня в мире ускоренными темпами создается, проходит полевые испытания и практически используется при решении военных задач новый класс мощного, высокоэффективного оружия на основе современных и перспективных психотехнологий, которое может стать одним из решающих средств достижения целей в современной войне.

Мы предлагаем обозначить данное оружие как “психологическое”, понимая под ним совокупность средств, избирательно влияющих на психическую деятельность людей с целью задания ей необходимых характеристик и целенаправленного управления человеческим поведением в интересах успешного решения боевых задач.

Такое оружие, по мнению специалистов ПсО, представляя собой комплекс средств преднамеренного и организованного воздействия на психику и поведение военнослужащих на поле боя, должно обладать следующими свойствами.

Оно призвано:

– обеспечивать достижение целей войны без нанесения непоправимого ущерба экологии, народнохозяйственной инфраструктуре, людским ресурсам государства-противника;
– гарантированно снижать боеспособность войск противной стороны до заданных пределов, на промежуток времени, необходимый для решения тактических, оперативных и даже стратегических задач;
– существенно расширять психические возможности военнослужащих собственных частей и подразделений, что позволит достигать многократного превосходства над противником по критериям морально-психологического состояния, боевой активности, психологической устойчивости и профессионального мастерства;
– принуждать противника к занятию им невыгодных районов и рубежей посредством постановки “психологических заграждений”;
– поражать личный состав противника на больших площадях и на всю глубину его боевых порядков (оперативного построения);
– применяться по отношению к гражданскому населению в целях стимуляции у него психических состояний и побуждений, благоприятствующих решению войсками боевых задач;
– быть менее затратоемким, чем традиционные средства ведения войны, позволяющие решать задачи аналогичного класса;
– обеспечивать скрытность развертывания, применения и др.

К основным разновидностям такого оружия можно отнести уже широко известные и апробированные на практике системы информационно-психологического воздействия, находящиеся в стадии активных научных и опытно-конструкторских разработок :

-психотропное,

-техно-психологическое и сомато-психологическое

– и рассматривающееся в виде возможной перспективы психотронное оружие…(См. табл.1).

Пути противодействия информационно-психологическому воздействию противника.

Знание целей, задач, методов и средств осуществления ПсО в современной войне позволяет определить необходимые и эффективные меры по противодействию психологическим мероприятиям противника, направленным на подрыв морально- психологического состояния, дезинформацию и деморализацию личного состава, дезорганизацию боевой деятельности наших войск.

Эффективность работы по противодействию психологическим диверсиям противника будет в решающей степени зависеть от того, насколько удастся на практике реализовать принципы упреждения, доходчивости и эмоциональной насыщенности проводимых мероприятий. То есть результаты противодействия будут определяться тем, в какой мере командиры, их заместители по воспитательной работе, военные психологи учтут закономерности функционирования психики в боевой обстановке.

Защита войск от ПсО противника представляет собой систему мероприятий по прогнозированию, профилактике, оценке, срыву информационно-психологического воздействия противника на наши войска и население и ликвидации его негативных последствий.

Прогнозирование ПсО противника заключается в превентивной оценке командирами, штабами, органами воспитательной работы сил и средств подрывных акций, которыми может располагать реальный или потенциальный противник.

При этом следует исходить из нормативных положений полевого устава армии США FM33-1, определяющего, что для непосредственной поддержки боевых действий АК выделяется батальон, а дивизии (бригаде) – рота ПсО.

В основу прогнозирования должны быть также положены и данные о штатной структуре этих подразделений.

Так, например, в роте ПсО кроме редакционного взвода, осуществляющего разработку информационных материалов тактического уровня, имеются типографский взвод и взвод звуковещательных станций.

Такая структура позволяет роте ежесуточно производить порядка 500 тыс. листовок и вести одновременную работу 14 ЗС.

Исходя из этого можно предположить, что наши части и подразделения, решающие главные задачи обязательно подвергнутся массированному информационно-психологическому воздействию противника.

Районы сосредоточения, пути выдвижения, боевые позиции будут плотно залистовываться, подвергаться радиовоздействию, а войска, находящиеся в обороне попадут в зону активного звуковещания.

Кроме того, как показывает опыт боевых действий в Корее, Вьетнаме, Афганистане, в населенных пунктах, на маршрутных движениях войск возможно разбрасывание минирадиоприемников в противоударной упаковке, настроенных на частоту станций органов ПсО, авторучек, зажигалок с соответствующей информацией, а нередко и взрывными устройствами.

Важным моментом прогнозирования является определение каналов информационно-психологического воздействия на личный состав наших частей и подразделений.

При этом следует предположить, что войска, находящиеся в пунктах постоянной дислокации могут быть подвергнуты воздействию всех известных информационно-психологических средств.

Наступающие части и подразделения, видимо, в большей степени испытают радиовоздействие посредством вхождения противника в сети боевого управления наших войск, встретятся с листовками, оставленными на покидаемых им позициях, видеоэффектами в атмосфере, подвергнутся воздействию оружия несмертельного действия (в частности, психотропного).

В ходе совершения марша наиболее эффективными каналами подрывного воздействия на войска могут стать: вхождение противника в боевые радиосети наших войск в целях их дезинформации и распространения панических слухов; залистовывание районов привалов, мест расположения комендантских служб, населенных пунктов, районов сосредоточения;

Командиры, штабы, заместители командиров по воспитательной работе должны выделить потенциальные объекты наиболее интенсивного психологического воздействия противника. Как показывает практика, специалисты подрывных акций подходят дифференцированно к аудиториям, на которые осуществляется их влияние.

ак, при проведении ПсО в Гаити, среди местного населения было выделено 20 самостоятельных объектов, воздействие на которые строилось с учетом их социальной, социально-психологической и психологической специфики.

Опыт свидетельствует о том, что специалистами ПсО в войсках противника , как правило, выделяются следующие объекты воздействия: солдаты и сержанты; контрактники; военнослужащие-женщины; офицеры; генералы; представители конфликтующих этнических, политических и конфессиональных групп; военнослужащие из пополнения; те, кто длительное время бессменно участвует в боевых событиях; лица, работающие на средствах связи и др.

Важным моментом прогнозирования является определение возможной тематики и символики ПсО противника с целью упреждения, снижения их эффективности или нейтрализации. Например, по взглядам военных психологов США, наибольший ущерб моральному духу войск наносят такие факторы, как опасность, дискомфорт, недостаток пищи, отсутствие боевого опыта, негативное отношение к целям и действиям руководителей, недовольство командованием и др.

Следовательно, именно эти явления будут эксплуатироваться в процессе информационно- психологического воздействия на наших военнослужащих. Ясно, что специалисты ПсО не упустят возможности идеологически и психологически обыграть такие события и факты, как: возможные поражения и большие потери наших войск; недостатки в их материально-техническом обеспечении; неблагоприятные события в стране; низкий уровень подготовки личного состава; просчеты в информировании военнослужащих; факты дезертирства, предательства и др.

Необходимо предусмотреть возможную степень уязвимости наших войск перед пропагандой и психологическими действиями противника, выявить группы и отдельных воинов, которые в наибольшей степени могут быть подвержены деморализации.

Оценка осуществляющейся противником информационно-психологической акции заключается в выявлении ее истинных целей и объектов.

Планируя такие акции, специалисты ПсО будут нацеливать ее на дезинформацию, запугивание, изменение настроений, системы отношений, желаний, активности, схем поведения наших военнослужащих.

Как показывает опыт, важнейшей задачей ПсО выступает дезинформация противника.

Так, например, стремясь ввести в заблуждение иракские войска относительно места сосредоточения основных усилий, американцы с помощью самых разнообразных средств создавали иллюзию подготовки к высадке морского десанта на побережье Кувейта.

Дезинформация шла по нескольким направлениям.

Во-первых, в СМИ сообщалось, что наземной кампании против Ирака будет обязательно предшествовать высадка крупных сил морского десанта, в частности, морской пехоты.

Во-вторых, осуществлялось демонстративное уничтожение песчаных отмелей и рифов в водах Персидского залива.

В-третьих, было организовано, «случайное» прибитие приливом к берегам залива тысяч пластиковых бутылок из-под минеральной воды и сока, которые выдавались американским военнослужащим в зоне боевых действий. Последнее убедило иракцев в том, что где-то там, в море в полной готовности к бою выжидает своего часа крупный отряд морских пехотинцев.

В-четвертых, было предпринято подавление некоторых огневых точек иракской армии на побережье и др. Под воздействием этой дезинформации иракское руководство перебросило на приморское направление 5 дивизий и оставило без должного прикрытия именно тот участок, на котором планировалось и было успешно осуществлено наступление сухопутных частей МНС.

Командование иракской армии было полностью дезинформировано и возможных сроках начала наступления МНС.

В немалой степени этому способствовала широкая дискуссия во многих СМИ о том, что американские части будут готовы к «дневной войне» лишь к середине февраля, а к «ночной» – к началу марта.

Этот пример еще раз указывает на то, что важным моментом противодействия психологическим операциям является их всесторонняя оценка как с точки зрения возможных тактических, оперативных, стратегических последствий, так и в плане возможного влияния на морально-психологическое состояние личного состава наших войск.

Это особенно значимо потому, что специалисты ПсО нередко проигрывают своеобразную многоходовую комбинацию, нацеленную на отдаленный эффект.

В этом случае определение общего замысла операции дает командирам, штабам, органам воспитательной работы возможность взять инициативу в свои руки.

В интересах профилактики эффективного психологического воздействия противника следует особое внимание уделять разъяснению военнослужащим истинных целей, задач, тематики, форм, методов, технических средств осуществления ПсО.

Как показывает опыт, хороший профилактический эффект дает ознакомление военнослужащих с конкретными фактами, свидетельствующими об изощренных приемах, методах и последствиях подрывных акций противника.

Так, например, развития негативных реакций и поведения военнослужащих можно избежать, заранее предупредив их о возможности применения противником так называемых «зараженных», «радиоактивных» листовок, психотронных средств и т.п.

Вековая народная мудрость сформулировала две закономерности восприятия человеком явлений окружающего мира, гласящих: «Чего не знаю – того боюсь» и «Предупрежденный – защищен».

Практика показывает, что если в экстремальной обстановке внезапно наступает событие, по отношению к которому у человека нет опыта реагирования, его поведение становится непредсказуемым.

О том, с какими ухищрениями могут встретиться наши военнослужащие во время войны свидетельствует листовка, психологическое воздействие которой изучалось в ходе одного из учений армии США.

В ней утверждалось:

«Это не листовка, призывающая вас к сдаче в плен. Вас не просят сдаваться – вы сами будете вынуждены в течении часа прибыть к американцам за помощью. 
Этот простой кусочек бумаги радиоактивен. 
Пока вы читаете эти строки, через ваши пальцы пройдет достаточное количество рентгеновских лучей, чтобы создать в теле смертельную дозу радиации. 
Листовка специально обработана для того, чтобы умертвить вас в течении нескольких часов, если вы не перейдете к нам и не обратитесь за помощью. 
Мы гарантируем вам спасение».

Ясно, что влияние такой информации на психологически неподготовленного военнослужащего может быть шокирующим.

Знание же о самой возможности подобной провокации существенно снизит ее психологический эффект.

Предупреждение эффективного «срабатывания» ПсО предполагает надежное перекрытие каналов психологического воздействия на личный состав.

Здесь важно держать под постоянным контролем людей, чья деятельность связана с приемом и передачей информации (связистов, посыльных и др. ).

Они могут стать сначала объектами, а затем и передаточным звеном дезинформации.

Практика показывает, что в боевых условиях нецелесообразно разрешать военнослужащим иметь личные радиоприемники и смартфоны.

Опыт Великой Отечественной войны, боевых действий в Афганистане подтвердил необходимость назначения в каждом подразделении ответственных лиц, а в частях- специальных команд по сбору и уничтожению листовок противника.

Зарубежные специалисты, как уже отмечалось, считают листовки наиболее эффективным средством психологического воздействия на людей.

Поэтому закрытие этого канала влияния на воинов позволит снизить действенность ПсО.

Особое внимание командиров, военных психологов должно быть уделено военнослужащим, потенциально наиболее подверженным психологическому воздействию.

К ним можно отнести людей с заметной нервно-психической неустойчивостью, с высокой «психосоматической проводимостью» (то есть мнительных) и тревожностью, которые в сложных ситуациях нередко становятся индукторами паники.

Эффективными способами предупреждения негативных последствий в этом случае являются: назначение наставников из числа опытных, психологически устойчивых воинов к военнослужащим, потенциально подверженным, психологическому воздействию противника с целью оказания психологической поддержки; включение последних в «тройки» и «пятерки» воинов, нацеленные для решения конкретных задач; проведение с ними индивидуальной работы и обучение приемам психической саморегуляции и др.

Снижению эффективности психологических акций противника способствует непрерывное, объективное, психологически целесообразно структурированное боевое и политическое информирование военнослужащих.

Помня о специфике действия психологических механизмов восприятия человеком информации (эффектах первичности, авторитета, возложения ответственности и др.) командирам необходимо упреждать противника в информировании своих подчиненных о военных, политических и боевых событиях, изменениях обстановки; активнее привлекать для этого специалистов (психологов, пропагандистов и др.), свидетелей событий ( беженцев, бывших военнопленных, воинов уже принимавших участие в боях с противником, познавших его тактику действий), своевременно разъяснять причины неудач и просчетов.

Известный военачальник времен Великой Отечественной войны М. Е. Катуков в этом отношении отмечал: « Должен особо подчеркнуть, что мы старались говорить бойцам только правду о нашем положении, как бы горька она не была. Ничто так не действует на моральное состояние бойца, как сладенькая полуправда, которая потом трещит по швам под напором фактов. Мы старались воспитывать своих бойцов так, чтобы они понимали: победа или поражение- это не результат указаний свыше, это – твоя победа, твое поражение».

Видимо сегодня нельзя пренебрегать и опытом информационно-психологического противодействия, накопленным в годы второй мировой войны нашим противником.

Известно, что стремясь обеспечить идейно-психологическую защищенность своих военнослужащих от советской пропаганды фашистские лидеры организовали дело так, что практически весь личный состав прошел курс «национал-социалистской подготовки», состоящий из 16 занятий ( «германский народ», «германская империя», «германское жизненное пространство» и «национал-социализм»), и постоянно снабжался фашистской литературой (каждая рота получала журнал «Вермахт»,по 10 газет и серийную массовую литературу «Торнистеншрифт» («для солдатского ранца»).

Командирам, должностным лицам штабов и органов воспитательной работы следует предусмотреть вполне конкретные меры на случай применения противником психотропного и других видов оружия несмертельного действия.

С этой целью у каждого военнослужащего должны быть проверены наличие и исправность средств индивидуальной защиты, защитные очки, средства оказания первой помощи при ослеплении и отравлении и др. Подчиненных необходимо тренировать действиям в случае неожиданного выхода из строя боевой техники, средств связи, лишения возможности к передвижению на местности.

Срыв психологического воздействия противника на личный состав наших частей и подразделений достигается различными способами.

Радикально решают эту задачу разведка, подавление и физическое уничтожение сил и средств ПсО противника.

Однако это не всегда возможно.

Поэтому необходимо активно включать военнослужащих в деятельность, не допускать потери бдительности, расслабленности, безделья , бесконтрольных контактов с гражданскими лицами.

Все агитационно-пропагандистские материалы противника должны немедленно собираться, изыматься у личного состава и, после изучения, уничтожаться.

Данные акции следует сопровождать индивидуальной и групповой разъяснительной работой с военнослужащими.

Такая работа призвана сформировать у воинов негативное отношение ко всему тому, что предпринимается противником.

При этом нельзя забывать о том, что не всякое действие противника требует механического опровержения, разоблачения.

Часть его пропагандистско-агитационных материалов может быть активно использована в контрпропагандистских целях, часть – просто проигнорирована.

Нужно помнить и о том, что сегодня уже эмоционально и содержательно малонасыщенными являются заявления о «зверином облике», «кровожадности», «тупости», противника. Каждая такая формулировка должна обязательно подкрепляться конкретными аргументами и фактами.

Во время боевых действий на руку противника неосознанно могут играть некоторые средства массовой информации своей страны.

Так, например, сообщения СМИ США о том, что в район Персидского залива спешно перебрасываются плавучие госпиталя (американский «Мерси» и французский «Ла-Ранс» емкостью по 200 тыс. раненых в сутки), около 55 тыс. пластиковых мешков для транспортировки тел погибших, на некоторое время резко ухудшил морально-психологическое состояние участников операции «Буря в пустыне».

Еще более ярким примером включения СМИ собственного государства в систему ПсО противника являются чеченские события (1994-1995 г. г).

Поэтому командирам, их заместителям по воспитательной работе необходимо предусмотреть комплекс мероприятий по организации оптимального взаимодействия с СМИ (порядок предоставления им информации; организация контактов с военнослужащими; распространение среди военнослужащих печатных изданий и др.).

Видимо в этом отношении весьма ценным может оказаться опыт взаимодействия руководителей американских частей в зоне Персидского залива с представителями СМИ.

Им удалось соединить жесткую цензуру военного времени (война названа «самой закрытой» в нынешнем столетии) с беспрецедентным размахом организованного посещения журналистами мест дислокации войск.

Этому в немалой степени способствовало создание пресс-центров, в которых журналисты могли получить большой объем свежей, яркой и , одновременно тщательно «просеянной», «отшлифованной» информации.

Гибкой и эффективной формой этой работы стали 40 «журналистских пулов», формировавшиеся в составе 4-5 представителей СМИ и офицера по связям с общественностью.

Последний служил своеобразным цензором всей информации, поступающей в пул. В зависимости от симпатий или антипатий военные руководители регулировали тематику и объем информации, представляемой различным пулам.

Так, из 1600 журналистов, аккредитованных в Саудовской Аравии, лишь 160 (преимущественно американских) получили право посещать зону боевых действий и интервьюировать военнослужащих.

Однако даже им представлялись для беседы лишь тщательно отобранные и специально подготовленные офицеры и солдаты.

Все это обеспечило такое отражение боевых событий в СМИ, которое способствовало формированию благоприятного общественного мнения в США и других странах, а также высокого боевого духа войск.

Для того, чтобы еще раз подчеркнуть всю пагубность недооценки значения работы с СМИ приведем такой пример.

По оценкам специалистов российские военные средства массовой информации в ходе боевых событий в Чечне выглядели «почти беспомощными; 
…за месяц боевых действий федеральных войск официальная информация, исходившая из Министерства обороны, составила 5% всего объема сообщений;
… были дни, когда Министерство обороны попросту молчало и не реагировало на явную клевету и дезинформацию, звучавшую из других источников информации; 
…армейская газета, ориентированная на войска в Чечне, стала выходить лишь спустя три месяца после начала активных боевых действий; из-за недостатка средств и фактически отсутствия эфирного времени на ТВ и радио, видео- и радиопрограммы, подготовленные Центральной телерадиостудией Вооруженных сил РФ, выходили с опозданием, не в лучшие часы для зрителей, подчас с искаженными комментариями; 
Министерство обороны России оказалось не готовым к работе с гражданскими СМИ в боевых условиях».

Во многом именно поэтому такое громкое звучание имели информационно-психологические акции боевиков, связанные с диверсиями в Буденовске и Первомайском, с распространением слухов о широкомасштабном привлечении Дудаевым снайперов-спортсменов в качестве наемников, о наличии у боевиков ракет и оружия массового поражения, об отслеживании чеченцами участников боевых действий (в первую очередь летчиков) и визитах в их семьи, о возможности восстания против России всех кавказских народов и др.

Многие из этих слухов опровергало лишь время.

Следует отметить, что слухи в практике ПсО считаются одним из наиболее мощных и эффективных средств воздействия на войска противника и населения.

Они обладают свойством особой психологической заразительности, так как распространяются чаще всего знакомыми людьми, в доверительной форме, имеют особую эмоциональную окраску.

Внушающая сила слухов возрастает прямо пропорционально росту дефицита информированности людей по поводу важнейших событий, явлений, фактов.

Распространение слухов, особенно в среде с преобладающими состояниями тревоги, неуверенности, сомнений нередко сопровождается деморализацией военнослужащих, дезорганизацией их целесообразной деятельности.

При организации противодействия ПсО противника необходимо уметь различать типы слухов.

Специалисты подразделяют их на :

слухи-желания, 
слухи-пугала, 
агрессивные слухи.

Слухи-желания распространяются в войсках противника в целях возбуждения у них в последующем сильного разочарования по поводу несбывшихся надежд, утраты веры в собственные силы и возможность благополучного исхода событий. Такое разочарование отмечалось, например, у американских военнослужащих с началом боевых действий между США и Японией, когда не сбылись их надежды на то, что «японцам не хватит бензина даже на 6 месяцев»

Слухи -пугала нацеливаются на стимулирование в рядах противника тревоги, беспокойства, страха и даже паники. К их числу относится большинство из перечисленных выше пропагандистских фальшивок чеченских боевиков.

Агрессивные слухи преследуют цель породить в стане врага состояние всеобщей подозрительности и взаимного недоверия среди людей, враждебности к тем или иным социальным группам и, тем самым, нарушить его единство.

Используя такие слухи, интенсивно транслируемые российскими СМИ, чеченские специалисты по информационно-психологическим акциям практически убедили общественность страны в том, что обеими сторонами в конфликте управляют одни и те же люди в Кремле, что военные события в Чечне – источник обогащения некоторых слоев нашего общества и «раскрутки» имиджа ряда политических партий и групп.

Учитывая огромный психологический эффект слухов, командиры, офицеры воспитательных структур должны принимать своевременные и исчерпывающие меры по их пресечению, выявлению источников распространения, разъяснению личному составу целей их действительных авторов.

Опыт боевых действий учит, что срыву психологического воздействия на противника служит также решительная изоляция военнослужащих, подразделений, а иногда и частей, подвергшихся деморализации, являющихся источником неуверенности, разлагающих слухов, паники, то есть – локализация негативных психологических явлений.

А это, в свою очередь, требует осуществления непрерывного контроля индивидуальных и групповых мнений и настроений военнослужащих в связи с психологическими действиями противника и оказания целенаправленного поддерживающе-мобилизующего влияния на них.

Ликвидация последствий ПсО противника предполагает: анализ и оценку ее результатов, причин эффективности, наиболее слабых мест в системе информационно-психологической защиты войск; проведение психореабилитационных мероприятий с пострадавшими воинами; восстановление организованности и боеспособности дезорганизованных воинских подразделений; применение соответствующих санкций к виновникам, паникерам, предателям; определение мер по оптимизации всей системы противодействия ПсО противника и др.

Противодействие и защита войск от ПсО является важной составной частью морально-психологического обеспечения их боевых действий.

Оно осуществляется командирами, штабами, органами воспитательной работы на всех этапах подготовки и решения боевых задач.

Эффективность информационно-психологического противодействия будет выше тогда, когда оно планируется и осуществляется с учетом особенностей ПсО противника, реального морально-психологического состояния своих войск и складывающейся обстановки, ведется непрерывно и комплексно, учитывает психологические закономерности восприятия человеком информации и т.д.

Таким образом,

ПсО в современной войне рассматриваются в качестве важного и эффективного средства достижения тактических, оперативных и стратегических целей. 
Они могут осуществляться как самостоятельно, так и в комплексе с средствами боевого поражения. 
Противодействие Псо предполагает осуществление прогнозирования, профилактики, срыва и ликвидации последствий информационно-психологического воздействия противника на личный состав частей и подразделений.

Источник

РЕКОМЕНДОВАННО ВАМ

Loading...