Ливийский вопрос, перспективы урегулирования…

Ливийский вопрос, перспективы урегулирования…

Украине предрекли кризис власти в течение полутора лет, а что если…?
Россия провела учения в Арктике с боевыми стрельбами
США опять сканировали Крым и Донбасс

Продолжим публиковать мнения экспертов по перспективам урегулирования ливийского конфликта. Лукьянов считает, что встреча в столице Германии не повлияет на течение конфликта в Ливии. Она скорее необходима, чтобы урезонить европейские страны и решить «их проблемы» в североафриканской стране, из-за которых Франция и Италия стали соперниками. Берлин надеется преодолеть эти проблемы. В то время как разрешение самого военного конфликта не входит в первичные интересы ЕС. 

Возвращаясь к вопросу – что же так интересует Турцию в регионе, обратимся к мнению Евгения Сатановского, президента Института Ближнего Востока. Господин Сатановский считает, что Турция так радеет за ПСН не по причине желания восстановить некое Османское наследие в регионе, а просто получить газовые шельфы, которые ранее снабжали Европу голубым топливом. Там же и нефть. Эрдоган стремится не к Империи, а к получению нефтегазовых залежей для Турции. Это единственное, что нужно понимать. Президент Турции заключил соглашение с Сараджем о сотрудничестве в военно-морской сфере. 

За тем же газом Анкара отправилась к берегам Кипра и под прикрытием военных кораблей начала разработку шельфа у ТРСК. Их интересует получение собственного газа и контроль над его источником. Контракт с Россией хорош, но Эрдоган стремится к получению индивидуальных выгод, а не только к эффективному сотрудничеству. Лучше иметь «заначку», на всякий случай. 

Изначально, альянс из Кипра, Италии и Израиля, при поддержке Брюсселя – целиком лишил Анкару перспектив получить желанный газ. Но, после падения Ливии и режима Каддафи, для Турции всё стало проще. Выступив открыто на стороне ПНС, Анкара получает множество выгод, и пока Мальта, Крит и Италия думают, турки получают выгоды. В этом вопросе турецкие власти получают полную поддержку Туниса и Алжира. При этом Саудовская Аравия, Египет и ОАЭ поддерживают Хафтара и не готовы терять собственные выгоды. Те кто могли бы поддержать ПНС и Эрдогана в вопросе газа – это Катар и Великобритания. Но, Лондон в Европе почти не имеет голоса после Brexit, а США в весьма забавном положении. Ранее они поддерживали Сараджа, в открытую. Потом Трамп выступил с мнением, что Хафтар более предпочтителен, но, учитывая внутреннюю борьбу в Штатах, демократы своего мнения вряд ли поменяют. И даже более того, возможно выступят против интересов страны в этом вопросе, возможно, помогут Турции и Сараджу. 

Так что, эта невероятно запутанная история, с переплетением интересов большинства стран Средиземноморского бассейна, вряд ли закончится благополучно и вскоре. В Ливии нет однозначности, как в Сирии и на Украине. Турция же, несмотря на отправку малого количества людей в роли консультантов, весьма глубоко увязла в вопросе. Им выгодно иметь нефтегазовые шельфы, им выгодно контролировать «ворота в Европу», а не только «калитку» у Босфора. При таком положении вещей Анкара может получить не то что рычаг давления на Брюссель и Берлин, а, заполучив Триполи, они подвесят Дамоклов меч над головами европейской элиты.

Что это значит для вопроса урегулирования? Ни одна из сторон не сдвинет свои позиции на стратегическую глубину, где сидят настоящие интересы. Хафтар будет пытаться подавить ПНС, Эрдоган будет пытаться их поддержать. Миротворческий флаг будет возникать то тут, то там, достаточно долгое время из-за числа заинтересованных сторон в этом процессе, а интерес один – не допустить победу какой либо стороны в ближайшей перспективе.

РЕКОМЕНДОВАННО ВАМ

Loading...
Архив