Информационный суверенитет: Россия против западных медиагигантов (продолжение)

Достижение Гройсмана – стабильность нищеты на Украине
Невероятно, но факт: покаяние Запада
Война на Донбассе: при 300 % прибыли нет такого преступления, на которое капиталист не рискнул бы, даже под страхом виселицы

Теперь о примере Соловьёва. Тут даже не стоит вопрос, что он за личность и поддерживает ли он Кремль, а в том, что есть фактические правила стримингового сервиса, которые не нарушаются, зрителей множество, но, тем не менее, видео нигде нет, кроме как на канале. Как так? Но при этом, в той же вкладке, где это видео должно быть, есть масса мусорных видео, или «перлы» производства псевдооппозиционных блогеров.

С чем это может быть связано? Тут два варианта. Один из них – YouTube, как и любая другая социальная сеть, или крупная интернет платформа, расширяясь, нанимает региональных модераторов, для различных языковых зон, чтобы те поддерживали порядок в собственной языковой среде. Эдакая этническая полиция. Это, с одной стороны, разумная мера. Но они уже исходят не только из правил сети, но и из собственных электоральных и информационных предпочтений. Эдакая интернет опричнина. Фактически, это региональное управление, осуществляемое персонами, которые решают всё «на местах». С точки зрения сети, именно на них будут всё валить, чтобы избежать какой-либо ответственности, на тот случай, если правительства тех или иных стран решат их «прижать». В США это сделать сложнее, но для России – прокатит. Почему?

Это достаточно очевидно, их штаб-квартиры располагаются в странах Запада, в частности в Штатах. А влиять на собственные компании, не так уж и сложно. Куда сложнее ограничивать что-либо в современном интернете. Фактически – невозможно. Так что, противостояние России с западными соцсетями… почти не имеет перспектив, за исключением нескольких сомнительных сценариев.

Продолжение следует…

РЕКОМЕНДОВАННО ВАМ

Loading...