Иван Денисович, Александр Исаевич, Глеб Анатольевич, Никита Сергеевич и Владимир Ростиславович

Иван Денисович, Александр Исаевич, Глеб Анатольевич, Никита Сергеевич и Владимир Ростиславович

Учёные: вероятность сохранения Украины к 2030 году – не более 3%
Украинские цены на газ не нравятся США
Сводки с Донбасса 3 сентября 2018 года

Добрый день, уважаемые взрослые и школьники. Сегодня мы более широко раскроем тему школьного видео-урока для удалённой работы: «Личность в условиях тоталитарного режима». Раскрывать будем, отталкиваясь от инфоповода о недавно вышедшем очередном киношедевре от господ-правителей и их рупоров демократической пропаганды.  
Все официальные СМИ снова зазывают народ в кино на очередной продукт импортозамещения. Несмотря на растущие показатели смертности от КОВИДА-19 и запрет непривитым посещать спортзалы… Значит, это кино очень для кого-то важно. Давайте разбираться, идти или не идти. Смотреть или не смотреть. Ведь риск подхватить смертельную заразу велик… А, с другой стороны,  дополнительные знания о преступлениях кровавого Сталинского режима – свет…

Итак, Централ Партнершип, Министерство культуры Российской Федерации, Первый канал и другие уважаемые господа засняли за бюджетные деньги и предоставили на суд налогоплательщиков «российской нации» новый киношедевр про ужасы тоталитарного совка. Уже второй, и на этот раз не западной (вражеской), а отечественной (патриотической) экранизации удостоился рассказ-недоповесть Александра Исаевича Солженицына «Один день Ивана Денисовича». Повестью, кстати, это творение было решено в своё время обозвать для большей солидности тогдашними пропагандистами развенчания культа личности Сталина – Твардовским, и всей компанией творческой оппортунистической интеллигенции, которую он подбил написать рецензии.

 Первая одноименная экранизация «Денисовича» была снята в НАТОвской Норвегии 50 лет назад. И на тот момент показанная «загнивающим Западом» тоталитарная советская лагерная «реальность», ничем не отличалась от сюжетов из советских фильмов про фашистские концлагеря смертников. Сам Солженицын, к слову, натовцев очень хвалил за реалистичность картинки и близость к оригинальному тексту. Те же отвратительные хари, то же скотство в поступках и поведении, такие же животные диалоги, то же отсутствие какой-либо человеческой морали у «вертухаев» – псов режима, не вяжущиеся с логикой, уставами, документами и свидетельствами других очевидцев. И та же гипертрофированная до гротеска антисоветчина.  Перед походом на современный шыдевр Солженицына – Панфилова – Мединского, кстати, вы можете ознакомиться с первой экранизацией через ютуб тут. Или посмотрите разбор оригинала тут и тут. А потом решите для себя, нужно ли идти в кино и рисковать здоровьем в пандемию ради отечественного шедевра.

Срежиссировал нашу отечественно-патриотическую экранизацию «Одного дня Ивана Денисовича» бывший советский, ныне российский режиссёр, сценарист, народный артист РСФСР, лауреат Государственной премии РСФСР им. братьев Васильевых и премии президента РФ, бывший член КПСС, академик Национальной академии кинематографических искусств и наук России Глеб Анатолиевич Панфилов.

Немного занимательной информации об авторе экранизации. Этот великий творец, которому лучше всего удавалось в своих картинах раскрыть не менее великий талант своей жены и актрисы Инны Чуриковой, будучи ещё «товарищем-режиссёром», получал высочайшие награды и премии на главных международных кинофестивалях планеты во времена тоталитарного СССР. Например: «Золотой леопард» МКФ в Локарно за военный фильм «В огне брода нет» в 1969 году; «Серебряный лев св. Марка» на старейшем Международном кинофестивале мира в Венеции за фильм «Начало» в 1971 году; юбилейный приз МКФ в Карловых Варах за фильм «Прошу слова» в 1976 году; золотой приз Московского МКФ за фильм «Васса» (по Горькому) в 1983 году; Берлинский «Золотой медведь» и приз ФИПРЕССИ Берлинского МКФ за фильм «Тема»; а так же «Ника», специальный приз жюри на МКФ в Канне и Премия «Феликс» Европейской киноакадемии за фильм «Мать» (по Горькому) в 1990году. И ещё многие другие награды международных внутрисоветских=тоталитарных и иностранных=демократических кинофестивалей оказались в копилке товарища режиссёра.

После уничтожения СССР рыночными демократами в 1991 году творческих иностранных (демократических) наград у господина Панфилова неожиданно поубавилось. Причём, поубавилось обратно пропорционально антитоталитарному накалу мысли в его поздних работах. Это, в основном, были уже исключительно российские награды кинофестивалей «Ника», «Золотой орёл», «Золотой витязь» за сериал «В круге первом» по тому же Солженицыну.  Ещё был приз в  2000г Гильдии кинорежиссёров фильмов о правах человека за фильм «Романовы. Венценосная семья». Слышали о таком? И обязательно нужно отметить в списке «призов и наград» громкие демократические, но плохо пахнущие скандалы, связанные с Михалковскими «Утомлёнными солнцем» – «Предстоянием» и «Цитаделью», где Панфилов выступил соавтором. А его жена снова раскрыла всю глубину своего таланта в знаковом эпизоде.

Но, вернёмся же к очередному нашему современному антитоталитарному «шедевру» и к истории его создания. Заручившись одобрением  жены  Александра Исаевича, господин режиссёр картины немного изменил оригинальную историю 1959 года, добавив главному герою Ивану Денисовичу Шухову героических военных подвигов, а также сменив ему трудовое прошлое с крестьянского на инженерское. Сделано это было явно с целью углу́бить драму и увеличить и без того огромную кучу укора на бесчувственный, кровавый  режим, который, почему-то нещадно и безразборно гнобил тех самых пролетариев, из которых состоял и на которых опирался.

Вероятно, благодаря этой авторской находке, наша «основанная на реальных событиях» патриотическая экранизация вышла с немного урезанным рабочим названием. Без «Дня». Просто «Иван Денисович».  Но это не важно. Ведь заказчикам из Минкульта РФ, оплатившим очередной антитоталитарный шедевр про кровавость совков, в первую очередь, важна правда, а не название! Какой бы лживой, политически конъюнктурной и подлой она ни была…

Тут, к слову, нужно отметить, что сам Солженицын писал свои автобиографичные работы про «кровавые тоталитарные ГУЛАГи», отталкиваясь исключительно от реальных событий. Большинство его арестантских баек было написано со слов отсидевших за разные преступления ЗЕКов и со слов людей, которые такими себя реально называли в письмах. Проверять и как-то подтверждать всё сказанное и написанное этими людьми? Этот манки бизнес сегодня бы окрестили: «хайли лайкли». Зачем? Ведь оно было очень похоже на правду. Кроме того, многое было высосано Исаевичем лично из большого пальца его левой ноги, чтобы забить пробелы и нестыковки в сюжетах. А что-то он действительно видел собственными глазами.  Ведь, как известно, сам «совесть нации» лично сидел и был лагерным шнырем и стукачем. как известно, он был осуждён по политическим статьям 58,10/2 и 58,11, за контрреволюционную пропаганду, шпионаж и активную борьбу против рабочего класса.

Уголовные преступления по упомянутым статьям были совершены Солженицыным во время службы в армии, как раз в годы отражения нацистской агрессии в Великой Отечественной Войне. Не вдаваясь в их подробности, можно отметить, что Солженицын был по политическим убеждениям меньшевиком и троцкистом. А люди с подобными политическими убеждениями часто не брезговали сотрудничеством с немецкими национал-социалистами» (нацистами) для достижения своих целей. В те времена советские люди это знали отлично. Например, как мы сегодня знаем, что олигархи Березовский, Ходорковский, Коломойский или Ахметов  и тп. – это враги народа.

Солженицын, как и его кумир – Троцкий, для достижения своих целей не стеснялся выражать свои политические взгляды публично и в переписке с друзьями. По воспоминаниям этих его друзей, он даже собирался в письмах к ним с фронта свергать кровавый Сталинский режим… Писал соратникам директивы… Видимо, понимал, что за такое его обязательно осудят и отправят с передовой в тыл. В лучшем случае – в дурку. В худшем – в лагерь. Ну, не мог он не знать, что в армии работает армейская цензура и контрразведка. Ведь служил Солженицын в секретной части на передовой, слушал врага самыми совершенными из доступных на тот момент средств. Но плевать хотел этот трус на безопасность своих друзей по переписке. Потому писал директивы, не шифруясь, от слова – совсем. Лишь бы поскорей оказаться подальше от передовой и от войны…

Пропаганда троцкистских идей в рядах воюющей с европейским фашизмом и германским нацизмом РККА, вместе с критикой лично Сталина… Ведение дневника на передовой… Письма с фронта в тыл с зарисовками боевых действий московским литераторам… В то суровое военное время, мягко говоря, такое не приветствовалась. Контрразведка не могла не отреагировать со всей жесткостью военного времени. Но даже несмотря на свои художества и девиантное поведение, «совесть нации» почему-то не был расстрелян кровавым Сталинским режимом. Он был лишь допрошен компетентными органами и осуждён на принудительный труд во благо родины в течении всего 8 лет. Так цель героя была достигнута и он отправился в турне по тылам. Сначала была политическая тюрьма на Лубянке «с паркетом и шахматами» – по его же воспоминаниям. Потом 2 трудовых строительных лагеря, где «гигант мысли» делал кирпичи и строил дома в Подмосковье. Через год он был этапирован последовательно в 3 различных закрытых конструкторских бюро, где, в общем, проработал три года математиком, переводчиком и библиотекарем. Далее был переведён в Бутырскую тюрьму. То ли за нарушения условий содержания или же потому, что был раскрыт сидельцами, как стукач. Оттуда Исаевича отправили на спецпоселение в ПГТ Экибастуз, на севере Казахстана, где он «ни разу в руках лопаты не держал и грелся в конторе, когда другие впахивали на морозе» – это по отзывам других ЗК.

Далёким от лагерных реалий людям может быть непонятно, как такое возможно. А всё потому, что кровавый режим был так «суров» к своему политическому идейному врагу, что активно пользовался своим стукачём по кличке «Ветров». На поселении в Северном Казахстане Солженицыну, будучи бригадиром, даже удалось предотвратить рабочую забастовку и бунт, слив его подготовку начальству лагеря. Потому-то он и не был расстрелян при побеге, не сгнил в карцере за постоянное неповиновение режиму, за подстрекательство или неподъём на работу, как некоторые герои его рассказов. Наоборот,  «кровавый режим» в благодарность за стукачество даже вырезал злокачественную опухоль из яичка непримиримого троцкиста и антисталиниста. Но это тоже спорно. На операцию «борец с режимом» лёг по странному совпадению именно тогда, когда охрана лагеря потрошила схроны, доверившихся ему заговорщиков…

Для понимания ситуации с осуждением политических нигилистов из “тогда”, я приведу вам несколько примеров из “сейчас”. Вот, вокруг нас сегодня царит сплошная радужная капиталистическая демократия, а не кровавый тоталитарный социализм. Но и сейчас, все равно, за преступления, совершенные по политическим убеждениям, можно легко загреметь на нары. Из недавнего, вспоминаются, например аресты: многодетной матери из Вязьмы или молодой девушки из Екатеринбурга, или «солдатской матери». Перечисленные гражданки всего лишь сообщали (кто в Украинское посольство, кто «друзьям» в Грузию, а кто сразу в ЕСПЧ), кажущуюся им важной информацию о передвижении и о потерях личного состава российских войск. И для срока им хватило всего одного звонка, одной СМСки и одного письма. Результат – тюрьма и клеймо  «госизменник» на всю оставшуюся жизнь. Да и неудачно политически пошутить сейчас, наверное, не менее опасно, чем раньше… Хотя, раньше про страшных усатых генсеков анекдоты придумывали и они даже до наших времён дожили. Что объективно говорит в пользу отсутствия жёстких репрессий за юмор при тоталитарном социализме.

Но вернёмся снова к фильму. Невдумчивого любителя современных исторических драм про СССР от ведомства Мединского (таких как «Иван Денисович» или Михалковских псевдоисторических пасквилей, или спектаклей с Ахеджаковой, вроде «Первого снега» в «Современнике»)  вряд ли смутит год публикации первой арестантской байки Солженицына. И вряд ли заинтересует история её первой публикации при активнейшем лоббировании её печати главредом журнала «Новый мир» Твардовским.  А ведь, как говорил сам Исаевич, его звезда могла взойти, а его первая повесть, сделавшая ему мировое имя, могла быть напечатана только лишь благодаря активной политической борьбе Хрущева с ближайшими соратниками Сталина после его смерти. А также благодаря борьбе со всем Ленинским и Сталинским революционным  наследием стоявших за Хрущевым троцкистов. Ведь именно Хрущев на заседании политбюро продавил в печать «Ивана Денисовича». И потом пошло – поехало… Архипелаги… ГУЛАГи… Следовательно, сам «гений» вполне здраво себя оценивал не более, чем инструментом в руках партноменклатурщиков в банальной борьбе за власть.

Удачно подвернувшийся под руку партийным перерожденцам и недобитым троцкистам Солженицын, с его высосанной из пальца «гулаговщиной» стал тем жупелом, которым Хрущеву и Ко было очень удобно бить по Сталину, развенчивая «культ личности». За это его сначала сделали великим литератором, а потом выбросили в мусорку после отставки Хрущева. Сам, лично он никогда не был никаким великим писателем. Он всегда был, трусом, провокатором и стукачем со всеми вытекающими чертами характера. И потому такими же мразотными крысами он рисовал всех своих главных автобиографичных персонажей, включая Ивана Денисовича. Твардовский потом всю оставшуюся жизнь корил себя, что открыл миру этот «ящик Пандоры». А когда умер, то Солженицына даже прогнали с его похорон присутствующие.  

Последние годы жизни сам Солженицын провёл на подмосковной даче, подаренной ему Борисом Ельциным. А его деструктивное наследие было и остаётся до сих пор инструментом в чужой политической игре, любимым антисоветским жупелом неотроцкистов во власти. Страшилкой, которой они и по сей день пытаются отпугивать и отвлекать многонациональный народ России от его славной советской истории и от его настоящих народных героев.

Вероятно, именно со времён первой публикации «Ивана Денисовича» и появился тот самый принцип «Бить авторитетом Ленина по Сталину», который позже был дополнен разрушителями Союза продолжением: «Бить авторитетом Плеханова и других русских социал-демократов по Ленину». Об этом методе советской политической войны мир узнал из откровений  главного идеолога «Перестройки», члена политбюро и агента влияния ЦРУ Александра Николаевича Яковлева. Об актуальности этого принципа и о продолжении тайной войны против народа России нам сегодня снова напомнили своей экранизацией «Ивана Денисовича» силы, воюющие в ней против социализма.

 Выводы из всего написанного и из всех прикреплённых ссылок делать вам, уважаемые читатели. Министерство культуры уже потратило ваши деньги из бюджета на экранизацию этой истории, плюющей в лицо вашим отцам и дедам. Тратить ли ваши личные деньги ещё раз, чтобы уже и вам лично с экрана плюнул в лицо Иван Денисович, Александр Исаевич, Глеб Анатольевич и Владимир Ростиславович – ваше личное дело и право. У нас же демократия…

Тамерлан Руссов

РЕКОМЕНДОВАННО ВАМ

Loading...